Интервью с ВПЗ в церкви Спасение

Вопросы задавал Василий Костюкевич
Когда Вы начали писать музыку?
— Прежде всего, сразу хочу пояснить, что я не столько композитор, сколько аранжировщик. Это значит, что я мало составляю собственные произведения, а в основном расписываю ноты для разных исполнительских составов: оркестров, ансамблей и т.п.
 
Почему Вы решили попробовать?
— Потому что больше было некому, когда я начинал. Дело было в 1967 году, братья решили создать первый в Харьковском регионе духовой оркестр, и мне пришлось с ним вплотную заниматься. А ноты как по тем временам, так и теперь всегда были в дефиците.
 
Что предшествовало тому, что Вы начали писать: просто решение, недостаточность вовлечения в служении, обстоятельства в жизни, что-то другое?
— Предшествовало обучение на регентских курсах. Это было индивидуальное обучение, преподавала очень хорошая сестра, по возрасту бабушка, которая закончила консерваторию еще в царское время. По тем временам такого рода обучение было в очень большом дефиците. А с 15 лет меня поставили регентом в поместной церкви.
 
Вы считаете что ваше творчество это результат "большой учености" или дар от Бога, или и то и другое?
— Не знаю насчёт величины учёности, поскольку у меня нет формального музыкального образования, кроме учёбы на регентских курсах, просто изучал самостоятельно нужные предметы: гармонию, оркестровку, хороведение и тп. А дар от Бога — это гармонический слух, и вообще любовь к музыке, особенно христианской.
 
Как вы пишете? Опишите процесс...
— Тогда писал на нотной бумаге авторучкой. Сейчас на компьютере. Процесс одинаковый в том и другом случае: сначала прокручиваешь музыку в голове, а потом записываешь.
 
Как много у Вас сочинений, cборников?
— Сочинений у меня немного, одно из них на прошлое Рождество исполнял молодёжный хор: «Вот иду, сказал Он». Сборники с духовыми аранжировками издавались сначала на синьке (гектографе), а потом и на чёрной печати в издательстве Христианин. А сейчас я выкладываю ноты на интернет — так проще и удобнее, и аудитория неизмеримо шире.
 
Вы считаете настоящее время в Вашей жизни - только рассвет или "время цветения" творчества?
— Сейчас у меня я бы сказал «предрассветное» время, поскольку во-первых близится Пришествие Господне, а во-вторых, всё ближе личная с Ним встреча, и конечно же, хочется ещё много успеть сделать.
 
Что значит композитор, вдохновленный Богом?
— Это такой композитор, который чувствует разницу между священным и несвященным в музыке.
 
Как много из ваших произведений исполняется (исполнялось) в нашей Церкви? Перечислите.
— Как я уже и сказал, это в основном не мои композиторские сочинения, а аранжировки. Некоторые из них играет симфонический оркестр, например, «О благодать», «Великий Бог», духовой недавно играл новую аранжировку «Согревало солнце землю».
 
Как востребованы (кто исполнял/исполняет) ваши произведения?
— Мои аранжировки ходят по миру и исполняются в разных местах, как можно судить например по ютубу. Они востребованы главным образом в консервативных церквях, где еще не забыты традиционные мелодии.
С некоторых пор, я вижу свою задачу не столько в собственных сочинениях, сколько в популяризации огромного богатства хорошей традиционной христианской музыки. Это прежде всего прекрасное музыкальное наследие наших отцов по вере, и будет преступлением его забыть или променять. Кроме того, есть много замечательных современных христианских композиторов, которых просто необходимо популяризировать. Для реализации этой идеи, у меня есть музыкальный сайт по адресу noty-bratstvo.org, и зеркало на noty.propovednik.com. Судя по посещениям, он достаточно востребован. Люди пишут письма с благодарностью за это служение, играют и поют по нотам с сайта, присылают свои ноты. В общем, сайтом пользуется большая музыкальная аудитория, и я рад, что могу таким образом послужить для распространения музыки, которую считаю духовно и эстетически ценной.
 
Есть ли у вас родственники кто пишет сейчас или в предъидущем поколении?
— Из моих родственников пишет аранжировки и собственные песни мой брат Даниил, который проживает в Харькове. Он выставляет свои труды на музыкальном сайте «Флейта»
 
Как вы думаете, передается ли дар по наследственной линии?
— Мой отец был одним из регентов в церкви, мать — хористкой, пела альтом в хоре и очень часто пела дома за домашними делами а также учила петь нас детей. Музыка в нашей большой семье была всегда слышна и востребована. Мои дети тоже любят музыку и вовлечены в музыкальное служение, чему я очень рад.
 
Писать Вам легко или творческий процес это тяжкий труд? Чувствуете ли Вы что "гора с плеч" когда труд завершен?
— Когда как. Но вообще заниматься музыкой — это большое удовольствие. Жаль что на это любимое занятие жизнь отпускает мало времени. А потому частенько приходится просто дольше не ложиться спать…
 
Для того чтобы хорошо писать, нужно ли хорошо учиться в школе или это приходит когда Бог дает?
— Сейчас просто немыслимо хорошо писать без музыкального образования, потому что появилось много грамотных исполнителей, и они сразу почувствуют, если написано неграмотно или бездарно. А тот дар, что Бог даёт, подобен самородку, который надо еще обработать чтобы вышло что-то действительно ценное.
 
Как Вы оцениваете качество написанного произведения, когда можно уже предложить его слушателю, или еще нет?
— Во-первых, у музыкантов есть внутреннее эстетическое чутьё для этого. Даже если слушатели не сразу оценят или не вполне поймут с первого раза. Но лучше всего, если музыка воспринимается сразу так называемым «средним слушателем».
 
Как Вы относитесь к творчеству других композиторов? Они конкуренты или коллеги?
— Если они служат Богу в том же ключе и приумножают в церкви добрую традицию, то они коллеги. Если они работают в жанре современной поп-культуры, то с ними просто не по дороге. А насчет конкуренции — дал бы Бог, чтобы было как можно больше здоровой конкуренции. Тогда и жить не скучно, и есть шанс для собственного роста.
 
Бывает ли так, что слушая какого-то исполнителя вы видите недоработки? В чем они в основном заключаются и почему так случается?
— Недоработки в музыке — примерно то же, что недоработки в строительстве жилого дома. Строитель сразу это заметит. А музыкант заметит это в музыке. Разница та, что недоработка режет строителя по глазам, а музыканта — по ушам. Худшая недоработка у исполнителя — ненастроенный инструмент. Тот не музыкант, кто не умеет сам настраивать свою скрипку, флейту, кларнет, трубу и все прочее. И тот не дирижер, кто этого не слышит. Такую музыку вообще невозможно слушать без мучения. Это самые грубые недоработки. А уже потом идут более «тонкие», которые с большей или меньшей долей терпения все же можно слушать.
 
Было ли в Вашей жизни ощущение что вот это пришло прямо от Бога, а это Вы написали сами, потому что нужно было написать?  Объясните примером.
— Например, рождественский гимн «Вот иду, сказал Он» был написан на зоне общего режима, когда я отбывал свой первый срок за Христа. Было особое рождественское настроение в том особом месте… И однако мы не приписываем себе прямого откровения от Бога. Такую привилегию имели только авторы Священных Писаний. У нас же всё так или иначе опосредствовано и обусловлено.
 
"Песнь Возрождения" имеет много разделов (христианская радость, утешение страдающим, молитвенные). Kакое бы название вы дали если бы собрать большинство ваших произведений в один сборник? Почему?
— Мне приходилось делать аранжировки практически из всех разделов. Такова потребность, и таково богатство христианской души и христианской музыки. Не петь же всю жизнь, скажем, песни «Для новообращённых»?
 
Какая музыка вам больше нравится? А какая нет? Почему?
— Мне больше всего нравится классическая музыка, акапелла, народная, симфоническая и также эстрадно-симфоническая. Потому что эта музыка самая всеобъемлющая. Там выражается все богатство музыкальной палитры лучшим арсеналом инструментального и вокального исполнительства. Все, что из вышеперечисленного пригодно для церковной практики, является предпочтительным. Мне нравится музыка, вдохновлённая небом.
Мне не нравится так называемая «христианская» поп-музыка, а еще точнее — я всегда чувствую оскверненным святое место, когда такая музыка звучит в церкви. Поп-музыка в церкви — это авангард дьявольского оружия для разрушения христианства как такового. Потому что за мирской музыкой следует всё остальное: мирское мышление, мирские стереотипы поведения, мирская разнузданность, включающая понижение моральных устоев, и в результате, за короткое время уже невозможно узнать церковь, которая начала практиковать у себя такую музыку.
 
Как отличить духовную музыку от душевной или мирской? Правильно ли так выражаться?
— Выражаться можно как угодно, но душевный человек всё равно будет тянутся к своей мирской тарелке, а плотской — к своей. И только «духовный судит обо всём», в том числе о музыке, с точки зрения отличной от мирской. Для того чтобы различать духовное от душевного, как раз и надо самому быть духовным. Кроме того, в церкви необходимо иметь более ярко выраженное разъяснение о музыке, всеобщее духовное музыкальное образование, если хотите. Это необходимо так же, как преподавание вероучения. На конкретных музыкальных примерах необходимо показать, что хорошо и что плохо, и почему. Есть вопиющая необходимость в разъяснении музыкальной культуры современного общества, в котором мы сейчас живем, особенно христианской музыкальной культуры. Мы должны навыком быть приучены различать и выбирать хорошее и отвергать худое из той музыки, что слышим вокруг себя.
 
Что бы Вы пожелали начинаюшим, музыкантам, композиторам или людям имеющим потенциал?
— Начинающим — не бросать начатое, особенно из-за банальной лени, а имеющим потенциал — превратить его в «реал».
 
Благодарю вас за ваше время!

 
 
 
Музыка в церкви